фирмы
объявления
карта
В авиакатастрофе в Конго разбился выпускник Сызранского ВВАУЛ

9 марта в Республике Конго при сложных климатических условиях в ливневый дождь в горной местности разбился вертолет Ми-8 авиакомпании «ЮТэйр», зафрахтованный ООН. На борту вертолета находились четыре члена экипажа, пассажиров и груза не было. 10 марта обломки вертолёта Ми-8 были обнаружены с воздуха в 10 км от аэродрома назначения Букау в горных джунглях на высоте около 2700 метров. Сегодня агентство AFP со ссылкой на представителя военной миссии ООН в Конго сообщило, что все члены экипажа погибли. Среди погибших – выпускник Сызранского СВВАУЛ 1976 года 57-летний Александр Сарафанов. До командировки в Конго он ра...


Следите за новостями Сызрани через:




















ЖИЗНЬ ГОРОДА
Начало раздела > Жизнь города > Социальная сфера
Трагедии поселка Машинистов исполнилось 30 лет

Сегодня мало кто вспоминает об одной из крупнейших катастроф в истории нашей страны, произошедшей 30 лет назад в пригороде Сызрани. Тогда страшный пожар стер с лица земли целый населенный пункт, который до трагедии назывался поселком Машинистов, и в нем проживало почти две сотни человек.


Цена неисполненных инструкций

Вот что говорилось об этом ЧП в секретном документе, направленном сразу после ликвидации последствий пожара в МВД СССР.

«Министру внутренних дел СССР тов. Щелокову. Спецсообщение. Совершенно секретно.

Около 1 ч. 40 мин. 20 сентября в результате грубого нарушения правил ведения работ на железнодорожном транспорте, на нечетной сортировочной горке Ново-Сызранского парка станции Сызрань-1 получила пробоину цистерна с газом «пропан-бутан», после чего началась утечка содержимого цистерны на территорию сортировочной горки и прилегающего к ней поселка Машинистов, пригорода Сызрани. Несмотря на утечку, персонал горки не оповестил вышестоящее руководство и службы пожарной охраны о происшествии. В результате около 2 часов 15 минут от неустановленного источника огня произошла вспышка газовоздушной смеси... Общее количество пострадавших и материальный ущерб уточняется.

Начальник УВД Куйбышевского облисполкома генерал-майор милиции Шарапов».

Как вспоминали очевидцы, ночь на 20 сентября 1980 года на «же­лезке» под Сызранью была совершенно обычной. Дежурным по горке на станции Сызрань-1 тогда был 27-летний Валерий Воронков, который к моменту трагических событий прослужил в своей должности почти год. Именно он в ночь на 20 сентября позволил себе нарушить служебную инструкцию, отдав своим подчиненным команду спу­стить с горки самоходом сцепку цистерн со сжиженным газом.

Даже тот, кто не имеет прямого отношения к железной дороге, наверняка видел на боку громадных емкостей предупреждающую надпись: «С горки не спускать». Это означает, что при формировании составов цистерны со сжиженным газом по территории сортировочной станции должны перемещаться только с маневровым тепловозом, и никак иначе.

Распоряжение дежурного по горке поступило к помощнику составителя поездов 26-летнему Леониду Фуражкину, который, хотя формально и был подчиненным Воронкова, тем не менее, имел право самостоятельно решать, можно или нельзя направлять самоходом с горки ту или иную железнодорожную единицу. Но Фуражкин, даже увидев воочию пропан-бутановые цистерны, махнул на это рукой – и в точности выполнил команду дежурного.

Катастрофу мог предотвратить рабочий горки 31-летний Александр Поднебесов, в обязанности которого входило торможение вагонов с помощью специального башмака. Но он тоже тогда не установил на рельсы дополнительные башмаки, предусмотренные инструкцией. В результате пропановые цистерны на полной скорости врезались в стоящий впереди вагон-цементовоз – и тут же из пробитой емкости хлынул поток сжиженного газа.

Поднебесов оказался единственным свидетелем столкновения, и он был обязан немедленно сообщить об утечке дежурному по горке и в пожарную службу. Однако башмачник попросту сбежал, прекрасно понимая, что от утечки газа ничего хорошего ждать не приходится. Спящему поселку Машинистов оставалось жить считанные минуты.

Теперь мы вряд ли узнаем, кто именно из местных жителей зажег ро­ковую спичку, или всего-навсего включил свет на веранде. Так или иначе, но в третьем часу ночи 20 сентября 1980 года по поселку вдруг прокатилась мощнейшая взрывная волна, а следом за ней до самого неба взметнулось пламя.


«Думали,  началась ядерная война»

Пожарные подразделения Сызрани после тревожного сообщения прибыли в поселок Машинистов всего через несколько минут после взрыва. В городе остался только один пожарный расчет. По всей Куйбышевской области в ту ночь была объявлена пожарная тревога «номер три».

Пожарному ОГПС-7 Сергею Баракину в сентябре 1980-го был 21 год, и он служил командиром отделения второй пожар­ной части. Вот что он вспоминает:

- Ночью 20 сентября всю нашу часть подняли по тревоге. Когда мы мчались по улицам Сызрани, то издалека видели огромное зарево над поселком Машинистов. К моменту нашего приезда штаб пожаротушения уже был на месте. Мы поставили гидрант и нача­ли тушить то, что еще не успел уничтожить огонь. Дома, горевшие внутри поселка, заливать уже было бес­полезно - к ним нельзя было даже подойти. К тому же на прилегающих к поселку железнодорожных путях стояли емкости с соляркой. Если бы огонь перекинулся на них, то последствия этой катастрофы были бы намного тяжелее …

Как потом рассказывали немногие из уцелевших очевидцев, в момент взрыва кто-то из жильцов поселка в беспамятстве выбрасывался на улицу – и здесь мгновенно сгорал, словно мотылек в пламени ги­гантской свечи. Кто-то, обезумев от страха, лез в погреб, думая, что началась ядерная война. Многие люди задохнулись от нестерпимого жара в своих постелях, так до конца и не проснувшись. Им по-настоящему завидовали выжившие, но при этом страшно обгоревшие люди.


Вот что вспоминает Наталья Субботкина, фельдшер станции «скорой помощи»:

- В ту ночь мы были на выезде на Монастырской горе, как вдруг получили срочное сообщение: «Всем бригадам в поселок Машинистов!». Приехав на место, мы поняли, что здесь горит даже воздух. Это было очень страшно. Я видела, как одни люди выпрыгивали из окон, а по улицам бежали другие, уже объятые пламенем и кричали нам: «Возьмите моего сына, мою дочь!» Мы брали в каждую машину сразу человек по восемь, и в первую очередь стариков и детей.

Часто пострадавшие попросту не могли говорить. Тогда приходилось спрашивать у окружающих их имена и фамилии. Затем врачи записывали все это на листочке и подкладывали его под бинт. Лишь под утро была закончена эвакуация всех пострадавших. Для особо тяжелых медики вызывали са­нитарные вертолеты и на них увозили пострадавших в Куйбышев и Тольятти.

А вот что рассказал житель бывшего поселка Машинистов Сергей Селиверстов:

- Накануне этих событий к нам приехали род­ственники из Тулы. Когда все вокруг внезапно загорелось, я выскочил на кухню, на всю мощь пустил воду, а потом передал тестю по­луторагодовалого сына. Никто не понимал, что происходит: на улицах от нестерпимого жара плавился даже асфальт. Вскоре я уже не мог идти, а только в беспамятстве полз. Очнулся - уже в Куйбышеве, в ожоговом центре. У меня на 75 процентов была обожжена кожа, и все говорили, что с такими ожогами не живут, но я почему-то тогда не умер. Боль все время была нестерпимой. А потом врач сказал мне: «Я не могу больше колоть тебя обезболивающими препаратами. Если ты не хочешь стать наркоманом, лучше пей». И я стал пить - спирт, водку или коньяк, все равно что. При смене бинтов я орал песни, иначе не мог выдер­жать, а после перевязки вмазывал 150 граммов спирта, заку­сывал - и минут через пять отключался.

После выписки домой меня повез шурин Во­лодя Сомов. Стояла зима. По дороге я расспрашивал его, как там род­ные, а он все отмалчивался. Подъезжая к Сызрани, он неожиданно заверну­л на Батракское кладбище. После лечения я плохо ходил, и поэтому еле-еле вышел из машины - и тут вдруг все увидел. Кресты! С родными фамилиями. Я со слезами на глазах буквально ползал от одной могилы к другой, и у каждого нового креста на меня обрушивалось новое горе. Оказалось, что из всех Селиверстовых в живых остались только я да мой сыниш­ка. Он все это время мотался то у родных, то у друзей и за это время успел сменить пять садиков. Если бы я в больнице узнал, что из моей семьи в живых практически никого не осталось, ни за что бы не выжил…


Березки на месте трагедии

Согласно официальной справке, в ту страшную ночь в поселке Машинистов сгорело в общей сложности 44 дома. Непосредственно во время пожара погиб 41 житель поселка, а общее число пострадавших тогда достигло 200 человек.

На помощь погорельцам пришел весь город: заводы, предприятия и организации помогали им деньгами, а простые граждане несли еду, белье и теплые вещи. Еще для сотен обожженных и обгоревших людей срочно потребовалось много донорской крови. И уже через несколько минут после обращения к жителям города, которое штаб гражданской обороны в три часа ночи передал по радио, на станцию переливания крови пошли люди. Всего в те дни свою кровь для пострадавших сдали более 1700 человек.

Уголовное дело в отношении виновников катастрофы слушалось через девять месяцев после трагедии на выездном заседании Куйбышевского областного суда под председательством опытного судьи Георгия Пахомова. На скамье подсудимых оказались трое названных выше железнодорожников: Воронков, Фуражкин и Поднебесов. Первых двух суд приговорил к шести годам лишения свободы, а Поднебесова – к трем. Впрочем, в народе тогда говорили, что за случившееся наказали только «стрелочников», а те, кто в ту ночь не обеспечил надлежащие условия безопасности на станции Сызрань-1, остались в стороне.

Воронков после приговора около года сидел в Сызранской тюрьме, а потом его перевели в колонию-поселение под Тольятти, откуда он получил условно-досрочное ос­вобождение. Отсидев положенное, еще молодой в то время парень снова пошел на железную дорогу, где ему дали работу мастера, а потом и должность в производственном цехе УПТК. Что же касается бывшего составителя поездов Фуражкина, то он уже больше на «железку» не вернулся, а уехал работать в село. А вот бывший башмачник Поднебесов, попав на зону, получил здесь дополнительный срок, а потом погиб в местах лишения свободы при неясных обстоятельствах.

Сегодня на месте той жуткой трагедии растут молодые березки. Их высадили почти сразу же после пожара, как только с территории бывшего поселка убрали остовы сгоревших домов.

http://www.vkonline.ru/article/45808.html


Дата: Понедельник, 20 Сентябрь 2010
Прочитана: 2912 раз

Распечатать Переслать



Вернуться назад


Если вы заметили опечатку, выделите часть текста с ней и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
Пожалуйста, выделяйте фразу с опечаткой, а не только одно неверно написанное слово.


Поделись ссылкой



ТОР НОВОСТЕЙ
ТОР СТАТЕЙ
ТОР НАРОДНЫХ НОВОСТЕЙ
  • Кинозал КРЦ «Улица»

    Тайна перевала Дятлова 22:00
    Последнее изгнание Дьявола 14:00 17:50 19:35
  • Кинозал КРЦ «Улица»

    Что творят мужчины! 14:30 18:15
    Побег с планеты Земля 3D 22:20
  • Кинозал КРЦ «Улица»

    Метро 21:20
    Побочный эффект 10:20 12:10 16:00
  • Кинозал КРЦ «Улица»

    21 и больше 16:20 20:05
    Оз: Великий и Ужасный 3D 12:20 14:50 17:20 19:50
    Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть 12:30

Какая сфера, по Вашему мнению, самая проблемная в Сызрани?
Дороги
Коммунальное хозяйство
Экология
Детсады
Зарплаты
Преступность
Коррупция

Подтвердите, что вы не бот:
3 + 3 =


Всего голосов: 10915
Результат опроса



Яндекс.Погода

КТО НА САЙТЕ
сейчас на сайте:
larison229

скрытых - 0,
гостей - 32,
из сызрани - 4
Логин:
Пароль:
Запомнить меня


Регистрация
Напомнить пароль

НА НАШЕМ САЙТЕ ИЩУТ:

музей
экопром
гб№1
снпз
дтп 2.02.2013
дтп
дтп
СНПЗ
СНПЗ
фотографы Сызрани
НАША СТАТИСТИКА:


Rambler's Top100

Сравнить с другими сайтами:
Рейтинг HotLog
Рейтинг LiveInternet

Генерация страницы: 0.173 с.
Всего 17 запросов к базе.
КОПИРАЙТЫ:

на основе Smallnuke
хостинг - SpaceWeb
дизайн - gysev.ru

контакт -
условия размещения рекламы

Свидетельство о регистрации СМИ:
ЭЛ №ФС77-30887 от 28.12.2007.

© 2005-2012